Главный враг соискателя на собеседовании — его язык

Набивая себе цену, потенциальные кандидаты доходят до откровенного хамства. “Нас не слушают, даже трубки бросают”, — рассказывает Сосновская. “Мы делаем пометку, что с этим человеком общаться трудно”, — говорит Борис Рохин. Однако это не означает, что к кандидату не обратятся повторно. “В конце концов, может появиться подходящая вакансия. К тому же всегда хочется верить, что человек изменился в лучшую сторону”, — объясняет Рохин.

Очень часто кандидаты неправильно выстраивают самопрезентацию — рассказ о себе. “Крайне мало людей способны построить разговор о себе по принципу “от общего к частному”, — говорит Юлия Бевзенко, партнер хедхантингово-консалтинговой компании BPO Executive Search & Consulting. В этих случаях она всегда отмечает, что у кандидата плохо структурированное мышление, а это значительный минус. “Мы всегда делаем такую пометку [о плохой структурированности мышления] в резюме, и шансы человека получить должность, на которую он претендует, снижаются”, — вторит Рохин. Впрочем, сами кандидаты в таких рассказах нужды не видят. “Ты не знаешь, куда идешь, зачем тебя туда позвали и что о тебе знают”, — делится своими наблюдениями Кантор из Image Land. Список востребованных российских топ-менеджеров не так велик, продолжает он, о каждом можно собрать информацию. “Я считаю, что в этой ситуации лучше попытаться найти точки соприкосновения с хедхантером и понять, какую стратегию разговора выбрать”, — говорит он.

Большим минусом считается использование в разговоре ненормативной лексики. “Это означает, что человек не хочет или не может себя контролировать. Кроме того, он проявляет неуважение к собеседнику”, — считает Кофф из RosExpert.

Меньше внимания хедхантеры обращают на грамматические ошибки в русском языке. “Бывает, что кандидат постоянно говорит "ихние" вместо "их". Но это может повлиять на исход собеседования, только если человек претендует на должность с представительскими функциями”, — говорит Юлия Бевзенко из ВРО Executive Search & Consulting.

Большое зло

Но все промахи простительны, считают хедхантеры, по сравнению с отказом от перехода на новую работу после всех отборов и собеседований. А такие случаи нередки. Алексей Шлыков, гендиректор SAP, компании по разработке решений в сфере управления, вспоминает, как в 1998 г. ему предлагали очень высокую должность в IT-компании Digital. “Меня устраивал размер компенсации и прочие условия, но само содержание работы не привлекало”, — вспоминает Шлыков. Тем не менее он встретился с хедхантерами и прошел ряд собеседований в самой компании. Он отказался от работы в самый последний момент, когда ему уже сделали предложение. “Вышло очень нехорошо. Я не оправдал ожиданий хедхантеров и компании”, — признается он и добавляет, что чувствовал себя ужасно и решил никогда не повторять подобных ошибок.

Но цена такого промаха вовсе не в муках совести. Кандидатов, утвержденных будущим работодателем, подписавших job offer (предварительный договор о найме), а затем от всего отказавшихся, хедхантер однозначно занесет в черный список. “Мы к таким людям больше никогда не обращаемся. Ведь если мы снова порекомендуем его одному из наших клиентов, а он откажется, мы потеряем с клиентом хорошие отношения”, — говорит Рохин из Ward Howell.

Источник:

17/05/2006

© 2004 — 2006 Пензенский Деловой Портал
При цитировании информации гиперссылка на «Пензенский Деловой Портал» обязательна